воспоминания о том дне

ЗВУК ВОЛЫНКИ НА БАР-МИЦВЕ.

Был фестиваль, что-то на тему многонациональности современной Америки… Кажется, это был опен-эйр, палатки-шатры-тенты, красочные двухцветные флажки, много свободного пространства. Волынка ныла, клянчила, как пропойца клянчит ещё стаканчик, требовала, звала к себе, и на её звук тянулись люди. Люди в чёрном и белом, в цветных платьях, в джинсах, самые разные люди. Они всё плотнее окружали волынщика. Я подумал сначала, что это какой-то сигнал всем причастным. Рыжий волынщик повёл их за собой, прочь из шатра, и дальше — я не видел, куда они пошли. Никто не видел.

Вскоре их хватились. Полиция штата начала поиски и быстро нашла пропавших людей. В ближайшем лесочке, мёртвых. Давно мёртвых.

Их тела расхватали звери и расклевали птицы, через одежду проросла акация, словно прошло не несколько часов, а несколько дней, даже недель. Полиция не смогла найти того волынщика. Дело закрыли, но родственники жертв не захотели пустить всё на самотёк. Родители, друзья, близкие люди наняли частных детективов, искали сами. Искали — и тоже не могли найти.

Никто выживший не слышал волынку, не видел коренастого бородатого мужика в зеленых одеждах, — ну, почти никто. Три человека на несколько сотен собравшихся. И я.

Нас всё-таки было трое, многовато для случайно совпавшей выдумки. Я должен был найти подработку на лето — и так я её нашёл. Мне платили за моё время, за то, что я смотрю и слушаю, замечаю увиденное. Родственники цеплялись за соломинки — что им ещё оставалось?

Оказывается, не зря цеплялись. Если у тебя есть дар и ты смотришь внимательно, ты можешь увидеть куда больше, чем обычный человек. И даже если мертвых уже не вернуть, то можно расквитаться с убийцей.

воспоминания о том дне

Monster of the Week Nagay